Легенды Горного Алтая

О БЕЛОЙ БЕРЁЗЕ                              

                                               (Сказание)

           Эта история произошла так давно, что из ныне живущих, никто не может вспомнить о том, что произошло с батыром Чемалом и его верной невестой Кайын. Однако есть на свете старцы, кто не забыл о крепкой дружбе и горячей любви молодых людей.

         В те далёкие времена на земле кочевало много племен. Одни занимались скотоводством, земледелием и охотой, тем и кормились, другие же промышляли разбоем, разоряя эти племена, угоняя людей в рабство, сжигая их жилища.

         В одном из живописнейших мест Алтая и осело одно из мирных и трудолюбивых кочующих племён. Стойбище разместилось на берегу горной и быстрой реки. 

         Вся работа была строго распределена между всеми членами племени, и каждый выполнял её без напоминаний.

         Мужчины племени пасли стада коней, яков, коров, овец и коз, выезжали на охоту, ловили рыбу. Добывали мясо медведя, оленя и горных баранов.

         Женщины готовили мясо и рыбу к холодным зимним временам.       Обрабатывали звериные шкуры и шкуры домашних животных, кроили их и шили тёплую одежду.

         Не сидели без дела и старухи-знахарки. Они умели лечить своих соплеменников от всяких болезней и ран отварами из трав и кореньев, сбором которых и занимались во всей округе.

         Старики находились в стойбище, присматривая друг за другом да за детьми малыми. Давали молодым добрые советы, словом учили их уму-разуму.  

         Кочевали с племенем и семьи Сатура и Батыра. Юрты свои они

ставили рядом, и в дальних походах семьи всегда держались вместе.

        Их жёны Алтынай и Энде, как и все женщины племени, работали в своих жилищах. Обеим за сорок лет, а детей всё не было.

        И вот однажды, Сатур и Алтынай легли спать. В их жилище, в небольшой ложбинке выложенной камнями, горел небольшой костёр. Его пламя отражалось на стенках жилища. Казалось, его языки, вытанцовывают какую-то мудрёную пляску.

        Уставшая от дел, Алтынай, лежала рядом с мужем. Она обняла его и тихо сказала на ухо: «Сатур, что я тебе сейчас скажу! Не поверишь!»

-Говори, раз есть что сказать,- произнёс муж.

-Сатур, у нас будет ребёнок,- и она, улыбнувшись, уткнулась головой в его плечо.

– Жена, ты шутишь или говоришь правду?

-Не шучу! Говорю то, что есть на самом деле.

        Сатур обнял жену и нежно поцеловал.

– Эта новость стоит для меня всей моей жизни! -И когда же это произойдёт? –

с нескрываемой радостью произнёс муж.

-В назначенный срок! – засмеялась Алтынай.       

 -А кто будет? Мальчик или девочка? – спросил Сатур и добавил: – Ты знаешь, а мне всё равно. Боги наконец- то услышали нашу мольбу, и у нас будет ребёнок, и это уже хорошо!

– Для меня будет дорог любой ребёнок, будь это мальчик, будь эта девочка, но лучше если будет мальчик. Всё-таки воин, защитник, продолжение нашего рода, правда? –и она сильнее прижалась к мужу.

      Так, радуясь этому событию, они проговорили всю ночь.

      Через несколько месяцев у них родился сын-крепыш. Родители назвали его Чемалом.

       Рождение первенца в семье Сатура и Алтынай обрадовало всех в племени. Радовались взрослые, радовались новому пополнению и дети. Пришли поздравить родителей новорождённого и семья Батыра и Энде.

-Энде, не переживай, и у вас будут дети,- успокоила подругу Алтынай.

       Прошёл год. У Энде действительно родилась дочь.

       Девочка родилась белолицей и назвали её Кайын. Радости семей не было предела. Сатур и Батыр договорились, что когда дети вырастут, их поженят.   

       Шли годы. Весну сменяло лето, лето сменяла осень, а за осенью наступала холодная и длинная зима.

       Чемал всё своё время проводил со взрослыми мужчинами. Вместе с ними ловил рыбу, издалека наблюдал за большой охотой. Особенно он любил ходить к кузнецу Анжеру. Смотрел, как тот из чёрного камня на костре добывал «огненную воду», и та, растекаясь по формам остывала. Кузнец делал из неё мечи, кинжалы, ножи и наконечники к стрелам.

       Иногда Чемал просил Анжера: «Дядя Анжер, дайте и мне поработать!»

Кузнец улыбался и уступал место мальчику.

       Чемал брал молоток и бил по железу. Он так увлекался работой, что забывал про всё на свете. Тогда кузнец забирал у Чемала молоток и говорил: «Хватит, Чемал, отдохни»,- и продолжал свою работу.

        В свободное время мальчишки стойбища изготавливали самодельные луки и стрелы.

        Недалеко от жилища стоял столб, на котором висел кожаный мешок с сеном. В него мальчишки и выпускали стрелы из своих маленьких луков.

        Изредка тишину нарушали их голоса: «Смотри, я попал!». «А смотрите, я тоже попал!» «Я точнее!» «Нет, я точнее!» Девчонки от них не отставали.

        Прошли годы. Самодельные луки и стрелы заменили настоящие. Луки были тугими, а стрелы с железными наконечниками.

        Молодые парни наравне со взрослыми ходили на охоту, на рыбалку, несли службу в ночных дозорах за животными.

       Чемала во всех его походах сопровождал его верный пёс Чындык.  Верная, сильная и умная собака. Друг друга хозяин и собака порой понимали

без слов.

       Вместе с мальчишками выросли и девочки. Они помогали женщинам в

домашних хлопотах.

        Удивительным для жителей стойбища было то, что Кайын отличалась от

всех девушек своим видом. Все девушки были смуглыми, а она белолицая. И волосы у неё были светлыми, светились как серебро.

       Однажды Чемал пошёл ловить рыбу. Он пришёл к речке в то время, когда рыба поднималась на нерест вверх по реке. На мелководье виднелись спины крупных рыбин. На берегу реки лежали два крупных камня. Один большой, другой поменьше. Чемал знал о них предание, которое рассказывали взрослые.

        В предании говорилось, что много-много лет назад на этом месте парень и девушка нарушили завет родителей не целоваться до свадьбы. Они поцеловались на берегу, и тут же оба обратились в эти камни.

        Чемал присел на один из них. Рядом в ногах улёгся Чындык.

        Посидев немного, Чемал сказал Чындыку: «Иди, найди и приведи к реке Кайын».

        Пёс, вильнув хвостом, убежал в стойбище.

        Недолго сидел Чемал на берегу, наблюдая за речкой, за птицами

в небесах, радуясь прекрасному дню.

        Наконец из стойбища вернулся Чындык. Пёс лизнул хозяину руку и тяжело дыша, и высунув язык, улёгся на землю.

       Вскоре Чемал увидел приближающуюся к берегу Кайын.

        Девушка была красива. От быстрой ходьбы на щеках горел румянец, дыхание было учащённым. Кайын подошла к Чемалу и спросила: «Что случилось, Чемал? Зачем ты послал за мной Чындыка?»

         Ты посмотри туда! – и он указал рукой на реку.

          Девушка посмотрела на реку и вскрикнула от удивления: «Ой, Чамал! Смотри сколько рыбы! И какая крупная! Давай ловить!»

-Давай,- и парень спрыгнул с кручи на берег реки. Зашёл по колено в воду и стал высматривать рыбину покрупнее.

         Вот около его ног проплывал крупный таймень. Рыбина еле-еле

шевелила плавниками. Парень поднял копьё и, прицелившись, ударил ближе к голове рыбины. Увидев, что попал, он сначала придавил рыбу ко дну, а затем, подняв её на копье, понёс к берегу.

       Таймень хватал ртом воздух и забился, пытаясь вырваться на свободу.

        Чемал с силой удерживал его. На берегу рыбу положили на траву.  Кайын не могла налюбоваться на пойманную добычу: -Вот это да! Такой рыбы я ещё никогда не видела! Вот удивятся наши родители!

– Да, я тоже такой рыбы раньше не видел,- поддержал девушку Чемал. – Давай наловим побольше.

-Давай,- прошептала Кайын, не отрывая взгляда от тайменя.

        Чемал несколько раз заходил в реку. И каждый раз возвращался с

добычей.

-Наверное, хватит. А то всю рыбу не донесём. Надо сказать жителям

стойбища, пусть придут и наловят рыбы. Насушат, насолят, навялят, будет чем зимой посолониться.

        Молодые присели на камни. Молчали. Потом Чемал заговорил:

 -«Кайын, мы уже с тобой взрослые. Я давно хочу сказать тебе, что люблю

тебя, и ты об этом знаешь. От тебя и Герей не отрывает глаз. Смотрит так, как будто ты уже его девушка». И юноша попытался обнять девушку и поцеловать.

          Кайын резко отстранилась и сердито проговорила:

-Ты забыл, о чём гласит предание этих камней?! Хочешь, чтобы мы с тобой тоже навечно остались на этом берегу?

-Нет, не хочу я этого.

-Ты же знаешь, Чемал, наши обычаи! Всех девушек, у кого подошёл возраст на выданье, отвезут в отдалённое поселение, где мы будем некоторое время

жить самостоятельной жизнью. Каждый парень должен будет похитить для себя ту, которую любит. Потерпи немного! А Герей, что Герей? Ведь ты меня не отдашь ему, верно? – И она вопросительно посмотрела на Чемала. – Придёт время, и мы обязательно будем вместе.

-Ладно, я согласен с тобой. Не дождусь, когда это время настанет. Взрослые говорят, что девушек уже пора отделять от стойбища.

-Я тоже об этом слышала,- задумчиво произнесла девушка.

-Когда? – спросил Чемал.

-Очень скоро,- проговорила Кайын и улыбнулась.

        Чемал насадил рыбины на специально изготовленные приспособления – куканы. Двух тайменей поменьше взяла Кайын. Три большие рыбины Чемал взвалил себе на плечи. Они пошли в стойбище. Чындык не отставал от их. 

         В стойбище, узнав о ходе рыбы, люди пришли в движение. Мужчины готовили копья, снасти, женщины посуду для разделки и засолки рыбы, все вместе приводили в порядок деревянные строения, специально приспособленные для вяления рыбы. Вскоре в стойбище остались только старики да малые дети.

         До глубокой ночи всё взрослое население стойбища было занято ловлей рыбы. Её ловили, разделывали, раскладывали для вяления, закладывали в ямы, солили в глиняных чанах.

          После работы старейшина объявил, что на следующий день будут проходить состязания молодых воинов. И старейшина пообещал объявить племени о своём важном решении.

          Ночь была спокойна. Взрослые и дети спали мирно и крепко.

          Не спали только воины стойбища. Огни костров высвечивали в ночи острые наконечники их копий.

          Наступило утро. Все жители стойбища выходили из своих жилищ в нарядных одеждах. Одежда была сшита из хорошо выделанной кожи,                                                   

отороченной мехом. Особенно нарядными были молодые женщины и девушки. Их шеи украшали разноцветные бусы. Вели они себя с

достоинством.

         Вскоре люди племени собрались на высоком холме.

         Собравшиеся знали, что их ожидают соревнования юношей, которые должны показать своё умение и сноровку. Все участники должны померяться силой, стрелять из лука, скакать на конях. Люди уселись прямо на землю. Образовался большой круг.

        Старейшина племени восседал на троне, изготовленном из дерева,

обшитом кожей и украшенном резными фигурками из чистого золота. Старейшина был стар и мудр. Не один десяток лет водил он своё

племя в поисках хороших пастбищ и земель богатых зверьём.

         Вот вождь поднял руку.  Первыми в круг для борьбы вышли Чемал и Герей. Юноши были голыми по пояс.

        Чемал был среднего роста и атлетически сложён. Чёрные волосы придерживала узкая лента из кожи, которая обвивала его лоб.

        Герей был немного выше его. Его волосы ежом торчали в разные стороны, что придавало его лицу угрюмое выражение. Он стоял, гордо подняв голову, поигрывая своими мускулами.

        Все смотрели на вождя. Вождь опустил руку. Это означало начало борьбы.

        Оба юноши слегка согнулись и пошли на сближение.

Сблизившись, они долго топтались на одном месте. Потом, обхватив друг друга руками, каждый пытался повалить своего противника на землю.

        На первый взгляд казалось, что парни одинаково сильны и ловки. Они долго ходили по кругу, тяжело дыша, но никто из соперников не мог одолеть

другого.

        Кайын молча наблюдала за поединком и переживала за Чемала. Герей не нравился ей за его излишнюю спесивость и хвастовство. Она хотела одного, чтобы Чемал свалил его и сбил с него эту спесь.

     Между тем схватка продолжалась. И тот и другой делали неоднократные попытки свалить друг друга. Но ничего не получалось. Оба крепко стояли на ногах, и никто не хотел уступать.

      Вот Чемал выбрал удачный момент, когда Герей чуть расслабился и, обхватив его бёдра руками, поднял соперника над землёй. Герей заболтал ногами в воздухе и повис на руках у Чемала.

      Чемал резко бросил его на землю и Герей упал.

      Вождь сразу поднял руку, отметив этим движением, что схватка окончена и победу одержал Чемал.

       Радости Кайын не было предела. Глаза её блестели, румянец раскрасил её щеки. Ох как бы она хотела подбежать к Чемалу и прошептать: «Поздравляю тебя! – Ты настоящий мужчина.»  

        Однако, она опустила глаза и поспешила к своим родителям, которые

тоже были рады за Чемала.

         В борьбе состязались многие парни. Затем состязания проводились по

другим видам: стрельбе из лука, бросанию копий в цель, скачкам на лошадях. По завершении состязаний богатырём племени был объявлен Чемал.

         Соплеменники выразили своё одобрение громкими возгласами.

         Вождь племени обратился к сородичам со словами благодарности за их труд, и за хорошее воспитание своих детей. Затем он объявил о важном решении. Оно заключалось в том, что на расстоянии в один день и одну ночь пути от их стойбища, приготовлены жилища для девушек, которые

достигли возраста для выдачи замуж. Там они должны жить отдельно и вести

своё хозяйство, пока всех их не выкрадут парни стойбища, до последней

девушки. Только тогда будут сыграны свадьбы.

       Крики одобрения заполнили всё пространство. Мужчины потрясали копьями и мечами. Женщины подняли вверх руки в знак солидарности с высказанными вождём условиями.

       Вскоре все разошлись и принялись за домашние дела.

       Чемал подошёл к Кайын и сказал, чтобы она пришла к закату солнца к камням у речки.

       Настал вечер. Они встретились в условленном месте. Пёс Чындык как всегда был рядом. Он лежал у ног Чемала и смотрел на молодых.

       -Вождь объявил о вашем уходе, значит через два – три дня вас отвезут на новое место,- тихо произнёс Чемал.

-Ты знаешь куда? – спросила Кайын.

– Я вместе с другими мужчинами строил жилище и обносил его высокими кольями, изготовленными из стволов деревьев. Мама говорила, что вас будет там двадцать девушек. Жить будете одни. Выкрасть тебя из этого убежища я

сумею в первый же месяц. И тогда мы вернёмся к племени уже мужем и женой. Ты согласна стать моей женой? – спросил Чемал.

-Чемал! Милый Чемал! Конечно, я согласна! Я тоже не дождусь этого времени, когда мы будем вместе!

       Чемал обнял девушку, и они долго молча сидели на берегу реки, любуясь закатом.

-Уже пора! – сказала Кайын.

-Да! Уже надо идти в стойбище.

       Они разошлись, для того чтобы разными дорогами прийти домой, хотя все в стойбище знали об их дружбе.

       Через три дня, как и предполагал Чемал, рано утром девушек на большой арбе увезли на новое место жительства. Сопровождали их старейшина и ещё десяток воинов племени.

       Матери провожали своих дочерей. Вскоре отъезжающие скрылись из вида. Жизнь в стойбище пошла своим чередом. 

       Через два дня и две ночи сопровождающие девушек старейшина и воины вернулись домой.

        Этот привычный для всех ритуал исполнялся годами. Все в племени к нему привыкли и принимали как должное. Твёрдо знали, что пройдёт

некоторое время и каждую девушку выкрадет молодой воин стойбища. И двадцать новых семей они встретят с почетом и уважением. Тогда и будут справлять свадьбы всем сразу. За девушек не переживали. Всё необходимое из одежды у них было, питание они должны были добывать себе сами. Именно этот порядок определял, готова ли девушка к взрослой жизни или

нет.         

        Шло время. Чемал целыми днями пропадал на охоте и не мог дождаться дня, когда настанет время встречи с Кайын.

        В один из дней к стойбищу, где жили девушки, на старенькой заморенной лошаденке подъехал путник. Это был старик. Его длинная белая борода, свисавшая до пояса, подчёркивала его почтенный возраст. С тела свисали лохмотья одежды.

      Он остановил своего коня около ворот девичьего стойбища и длинной палкой постучал в ворота.

       Девушки, посовещавшись между собой, решили впустить старца, чтобы расспросить его, кто он и откуда держит путь, накормить и напоить его.

      Старика впустили в поселение. Девушки стали расспрашивать его, как долго он в пути, куда направляется и откуда.

       Старик поел, попил и рассказал, что очень долго странствует по земле в поисках своего племени, от которого когда- то отстал.

       Никто из девушек ничего подозрительного не заметил. Только пёс Чындык повёл себя как- то странно. Кобель обошёл вокруг стрика и, улёгшись к ногам Кайын, зарычал.

         Старик боязливо покосился на пса. –  Хороший защитник! Хороший пёс

-произнёс он, через силу улыбнувшись девушкам.

        Отдохнув с дороги, старичок засобирался в путь. Девушки его удерживали, предлагали остаться погостить, набраться сил. Но тот не согласился и, усевшись на своего коня, выехал за ворота. Вскоре его и след простыл.

       Старик, – «хитрая лиса», был одним из разведчиков злого племени «чёрного шакала» Керим-хана. Вскоре он уже докладывал своему повелителю о том, что ему удалось разузнать о девичьем поселении, до которого всего один день пути, что девушек никто не охраняет и они станут лёгкой добычей. «Столь сладкая добыча стоит того, чтобы напасть на них!» – хриплым голосом увещевал Керим-хана хитрая лиса.

        Керим –хан лежал в своём чуме на шкурах, пил молочное вино и его губы от услышанного растянулись в довольной улыбке.

-Что ж, ты молодец, «хитрая лиса». Я знал, что ты что-нибудь да вынюхаешь в этих просторах. Приказываю сейчас же заседлать коней. Выезжаем немедля.

        Вскоре конный отряд Керим-хана из сотни воинов выступил в путь.

Воины хана скакали без остановки. И по истечении одного дня, к вечеру они уже видели указанное стариком поселение.

        Девушки занимались своими делами и не подозревали, какая беда на них надвигается. Вдруг одна из девушек, охранявшая поселение, закричала с помоста, что видит облако пыли, которое приближается к ним со стороны западных гор.

        Все поднялись на деревянные помосты, прикреплённые к забору, и вскоре увидели приближающихся к ним всадников.

-Около сотни всадников,- тихо произнесла Кайын. – Они не из нашего

стойбища. На нас надвигается беда, нам надо занять оборону.

       Девушки быстро спустились с помостов, и вскоре они были снова на месте, но каждая в руках держала тугой лук и колчан с полусотней стрел.

Кайын обратилась к псу Чындыку:

 -Вот и для тебя работа нашлась. Беги к Чемалу и передай, что у нас беда.

Приведи на помощь к нам наших воинов! Скорей!

        Пёс, вильнув хвостом, выбежал за ворота и припустил в сторону стойбища своего племени. Верный пёс бежал быстрее ветра.

        Кайын поднялась наверх. Все девушки уже были одеты в кожаные доспехи. Стали ждать.

        Конница хана, около сотни легковооружённых воинов, добралась до поселения быстро и сразу же окружила его.

        Керим –хан на своём вороном коне подскакал к воротам. Он ещё не успел сказать и слова, как в землю перед его скакуном, знаком предупреждения, воткнулась стрела. Разбойник придержал коня и, вскинув вверх руку, прокричал:

-Я приехал к вам с миром! Хочу предложить вам стать моими заложницами.

Обещаю заботу, уход и красивую жизнь. Хочу, чтобы вы сдались мне без

кровопролития. Соглашайтесь! В противном случае я возьму вас силой и дотла сожгу ваше пристанище.

       Он сразу обратил внимание на белокурую девушку, стоящую среди темнокожих красавиц, сделав для себя вывод, что он без такой добычи не уйдёт, чего бы это ему ни стоило.

       Кайын взяла ответственность обороны поселения на себя. Она подняла руку и громко ответила Керим-хану:

      – Мы видим, что ты силён! Мы по сравнению с твоими воинами, конечно же, беззащитны. Но мы не можем так сразу решить вопрос о своём пленении. Нам надо время подумать.

-Сколько вам для этого надо времени? – прокричал Керим-хан.

-До утра, – ответила Кайын.

        Немного подумав, Керим –хан, предвкушая лёгкую победу, сказал:

«Хорошо, я даю вам время на раздумье до следующего утра. Мои воины будут бережно охранять вас!» – И он громко расхохотался, отъезжая от ворот.

        Настала ночь. Кайын и её подруги собрались вместе, чтобы обсудить

своё положение.

        Девушки приняли решение: обороняться до подхода воинов своего

племени. И если придётся умереть, то умрут все, но в полон к Керим –хану и его воинам не сдадутся. Девушки не смыкали глаз всю ночь. Из-за стен своего укрепления они видели, как в стойбище хана дико шумели его воины, они прыгали вокруг костров, как шакалы, чувствуя свою добычу.

          Наступило тревожное утро.

          Керим –хан со своими воинами подъехал к воротам. На их лицах светились довольные улыбки.

-Ну, что, красавицы, надумали? – спросил Керим-хан.

        В ответ послышался свист летящих во врага стрел. Удар был настолько внезапным и стремительным, что воины Керим – хана бестолково закружились на одном месте, а убитые люди начали падать с коней, раненные отпрянули и отступили от стен поселения.

        Керим –хан бесновался в ярости, видя, что на поле полегли более десятка его воинов. Этого он не ожидал.

Опомнившись, разбойник взмахнул мечом и дико прокричал: «Сжечь! Всё сжечь! Оставшихся в живых взять в полон заложницами. Вперед! Вперёд!   

        Всё смешалось: конский топот, ржание лошадей, крики всадников. 

        Окружив поселение, воины хана стали пускать в сторону укрепления горящие стрелы. Стрелы впивались в стену и от них стали загораться брёвна. Жилище девушек было объято огнём.

         Девушки безмолвно падали, пронзённые стрелами врага. Но валились с коней и воины хана, сбитые стрелами осаждённых.

         Восседая на коне, Керим-хан находился вне досягаемости стрел и наблюдал за схваткой со стороны. До слуха девушек доносились его

свирепые вопли: «Сжечь всё дотла, белолицую не трогать, она моя!»

         Девушки оборонялись стойко. Знали, что если на помощь свои не придут, они погибнут, сохраняя верность любимым и свою честь. А быстрой помощи не ожидали. До родного стойбища было не близко.

        Обороняющиеся не знали, что пёс Чындык добежал до стойбища. Там  разыскал Чемала. Юноша, увидев верного друга, понял, что девушкам нужна срочная помощь. Его Кайын в опасности. Конный отряд соплеменников сразу же выехал к ним на помощь. Расстояние до поселения быстро сокращалось. Чемал спешил. Кони неслись быстрее ветра, без отдыха.

         Сражение девушек продолжалось. Забор, окружающий поселение выгорал частями и стал рушиться. Всё затянуло дымом пожарища. Стрелы врага тучами летели в девушек, поражая одну за другой.

         Оглянувшись кругом, Кайын увидела, что никого из девушек в живых не осталось.  Все они лежали там, где каждую из них настигла смерть от

стрел врага.

          Девушка спустилась с навеса, подошла к обугленным воротам и, откинув обгоревшие остатки, вышла к воинам Керим-хана. Шла не спеша,

гордо подняв голову. Ветер играл с серебром её волос.  В руках она держала

свой лук с единственной стрелой.  Кайын подошла к предводителю

разбойников на расстояние полёта стрелы.

          Керим –хан пристально наблюдал за девушкой. Любуясь её стройным и гибким станом, хан заговорил первым: «Не знаю, как тебя зовут, но такая девушка как ты заслуживает большего внимания и уважения чем прозябать в здесь. Я надеюсь на твоё благоразумие, ты сделала свой выбор!? Ты поедешь со мной? Не пожалеешь!

          Кайын посмотрела на разбойника и дерзко ответила: «Зато, что ты сделал, ты просишь, чтобы я отблагодарила тебя своей любовью и ласками!?  Ну, уж нет! Вот тебе, шакал, наш полон, и твои заложницы! Ты думал так легко захватить нас и отнять нашу честь! Ты захотел, чтобы мы предали своих любимых! Ты дождался, но не того, чего хотел получить!» – И она, молниеносно натянув тетиву лука, выпустила в него последнюю стрелу.

        Стрела пробила грудь Керим-хана, защищённую кожей, и он замертво свалился с коня на землю.

        Мгновение спустя десяток стрел вонзились в тело девушки.

        Кайын пошатнулась и, медленно, заваливаясь на спину, стала падать.    

Падая, она увидела вдалеке от поселения, клубы поднимающейся к небу пыли. Эта пыль была поднята копытами коней воинов Чемала, спешащих к ним на помощь. Сквозь пелену, закрывающую её взор, она видела своего  любимого, скачущего  впереди своих соплеменников и бегущего рядом пса Чындыка. Солнце медленно гасло в её глазах.

        Остатки воинов Керим-хана были перебиты воинами Чемала.

        Батыр подъехал к телу Кайын. Всё тело его возлюбленной было пробито стрелами. Он вынул стрелы и, отбросив их, обнял свою любимую и поцеловал в её холодные губы.

-Прости, любимая! Не успели вовремя прийти к вам на помощь! Не спасли вас, простите меня! Чемал поднял голову к небу и страшно вскричал и завыл, словно степной волк….

       Но его Кайын молчала, и только налетающий временами ветер трепал её

белокурые волосы.

       Всех девушек похоронили на большом кургане.

        Алтынай говорила своему мальчику: «Чемал, того что случилось уже не вернёшь. Ты молод и красив и в нашем племени найдётся девушка, которую ты полюбишь. Создадите семью, у вас будут дети. Мы будем рады за вас и всегда будем рядом с вами. Поедем с нами!

       Как ни уговаривали родители Чемала откочевать вместе с ними, не захотел он уезжать от могилы Кайын. На своём стоял до последнего.

        Люди племени в поисках новых пастбищ перекочевали на новое место, а Чемал построил, недалеко от того места, где похоронили Кайын и девушек, жилище и остался в нём жить. Вместе с ним остался и пёс Чындык.

       Вскоре он обратил внимание, что на том месте, где пролилась кровь

Кайын, стало расти белое деревце. Изо дня в день оно становилось больше и больше. За три дня деревце превратилось в стройную белую берёзу.

Там, где тело девушки было пробито стрелами, на дереве проступили чёрные пятна.

         Жизнь Чемала и его верного друга Чендыка шла своим чередом. Днём они вместе уходили на охоту, а вечер проводили около своей берёзы. Подолгу, молча слушали, как она, нежно прикасаясь к ним своими ветвями, шелестит зелёными листочками, словно разговаривает с ними о чем- то только им знакомом.

        Шло время. С каждым годом Чемал старел. Старел и его пёс Чындык. 

 

Однажды, добравшись до берёзы, старик и старая собака сели около неё и больше не смогли подняться. Так и сидели; Старый Батыр- Чемал и рядом с ним верный пёс, пока не окаменели.

        Странствующим путникам и путешественникам ничто вокруг не напоминает о случившейся когда- то здесь трагедии, разве только что видят они всегда красавицу белую берёзу, да два камня приклонившиеся к ней, напоминающих собой один человека, а другой, собаку.

        А в горном Алтае, по сей день девушкам дают имена – Кайын, что в переводе с Алтайского означает – белая Берёза.     

 

  

     

КАМЕННАЯ ЛЕСТНИЦА.

                                           (Предание)

 

          Настал вечер. После того, как все работы были закончены, в стойбище стали разжигаться костры. Около одного из таких костров собрались жители нескольких аилов. Старый пастух Урсул удобно расположился у костра, бережно тронул рукой струны своего комыса, и из его уст полилась  легенда о каменной лестнице, о храбром, справедливом, и добром хане Амыре.

         Когда-то в горах Алтая раскинулось кочевье богатого хана Амыра.

         Жилища кочевников расположились на берегу маленькой горной речушки.

         Хан был могуч и силён, а со своими подданными справедлив, честен и добр.

         Молва о добром хане Амыре была известна далеко-далеко за пределами, по степным и горным просторам всего Алтая.

         Среди соседних народов были ханы, которые ненавидели хана Амыра и вынашивали злые помыслы уничтожить племя хана под самый корень.

        Хан Амыр исправно вёл хозяйственные дела своего племени, был справедливым судьёй в спорах между кочевниками, а в свободное время любил заниматься соколиной охотой.

        Однажды вечером, хан Амыр сидел у своего шатра, курил трубку и думал о том, что пора сменить место стоянки стойбища. Трава была выбита копытами бунов ( сибирских козерогов), а для заготовки хвороста

приходилось уходить всё дальше и дальше в горы.

        Вдруг подошла к нему старая колдунья  Айман. Присела рядом и тихо проговорила: -О великий, храбрый и добрый наш хан! Сегодня ночью я гадала на камнях. Камни мои поведали мне: злые люди замышляют против тебя и людей нашего племени великую беду. Да-да, беда грозит нам. Надо торопиться с кочевьем. Ты об этом же думаешь, верно?

-Да, мудрая Айман, я думаю об этом. Завтра, после охоты, я решу как нам всем быть.

       Славный хан не сказал Айман, что решил сам проверить её предсказание. Он знал, как это сделать.

       Следует сказать, что у хана Амыра был любимый сокол Коо. Это была воинственная птица. Коо был бесстрашным охотником.

       Когда хан выезжал с ним в степь на охоту, сокол гордо восседал на его правой руке. Когда наступал миг охоты, хозяин снимал с его головы кожаный колпак и отпускал его на волю.

       Сокол взмывал высоко в небо, и с высоты зоркими глазами  отыскивал свою добычу, а отыскав, её камнем падал сверху и цепкими когтями удерживал добычу до тех пор, пока не появлялся хозяин. Коо всегда был победителем в этих схватках. Так он ловил лисиц, барсуков и других мелких зверюшек.

       Однажды сокол напал даже на волка, и долго гонял его по степи, не давая

ему покоя, тот еле –еле отбился от пернатого хищника.

       Хан потом долго смеялся, поглаживая и нахваливая своего пернатого

помощника.

Сокол проклекотал в ответ, поклёвывая хозяину рукав.

      За долгие годы общения они привыкли друг к другу, и хан научился даже разбираться в том, что означает тот или иной клекот пернатого друга.

      На следующий день нашего рассказа хан Амыр выехал на соколиную охоту. Он долго скакал на лошади по степи, пока наконец не заметил вдали лисицу. Снял с головы Коо колпак и, резко подняв руку вверх, отпустил пернатого.

      Поднявшись высоко в небо, Коо стал парить. Долго кружил, и вдруг полетел не за лисой, а совсем в другую сторону, в сторону западных гор. И вскоре вовсе скрылся из вида.

      Долго ждал хан своего друга, но тот не возвращался.

      Наконец солнце стало садиться за горы и, вскоре наступил вечер. Ещё немного и совсем станет темно.

      Загрустил хан Амыр. Тяжело вздохнув, взглянул ещё раз  в ту сторону, куда скрылся сокол, развернул своего коня Туу и не спеша поехал домой.

      Тем временем, сокол Коо спустился на крышу богатого шатра, который стоял в центре большого стойбища На крыше шатра было отверстие для дыма, через которое увидел трёх мужчин расположившихся вокруг яркого костра, горевшего посреди шатра.

      Это были злые ханы Чикетаман, Телец и Ханша.

      Приметил сокол и присутствие кого-то четвёртого. Но никак не мог понять: кто это? Внимательно присмотревшись, он увидел-таки очертание четвёртого участника этого тайного совета. Коо догадался, что это был злой дух Алмыс, который летал по шатру, подлетая то к одному, то к другому хану, о чём-то нашёптывая им на ухо. 

      Алмыс был доволен, ему удалось навеять на заговорщиков злые мысли против хана Амыра. И Алмыса распирало от того, что вот-вот свершится задуманное.  

      Говорил хан Ханша.

-Хан Амыр изрядно нам надоел, который слывёт добрым, честным и справедливым. Наши приближённые начинают роптать, что он всем хорош, а мы наоборот- какие-то звери. Мне это не нравится.

-И нам не нравится этот хан Амыр,- быстро подхватили разговор два других собеседника хан Чикетаман и хан Телец.

-Вот и я говорю. С этим ханом надо покончить раз и навсегда.

Одному мне его не одолеть, а вместе мы сумеем его уничтожить. Наших воинов будет в три раза больше, чем у хана Амыра.

      На этом и порешили. Два дня на подготовку а на третий выступаем со своими воинами к кочевью Амыра. Злой дух Алмыс с нами и мы вместе

победим добро.

      Сокол не дослушал речи заговорщиков до конца, взмыл в небо и полетел в своё стойбище.

       Прошла ночь. Хану Амыру так и не удалось уснуть. Беспокоили

предсказания Аймы.  Тут ещё Коо пропал.

– Неужели наступают нехорошие времена?- подумал хан.

      Он вышел из своего шатра и увидел, что на шесте сидит его верный друг Коо.

-Прилетел! И где же ты был, скажи-ка мне, Коо?

      При виде хозяина, сокол слетел с шеста и, усевшись на плечо своего хозяина, стал клекотать ему что-то на ухо. Клекот его был тревожным.

       -Вот и подтверждение – промолвил хан. Да, действительно надвигается беда.

      Хан Амыр собрал своих лучших людей. Его речь была как никогда коротка.

-Задумали враги погубить нас. Но мы так просто не сдадимся. И он приказал строить вокруг стойбища высокую изгородь из камней и брёвен.

      Люди работали быстро и дружно. Большие брёвна возили на сарлыках от самых гор и вкапывали в землю.

      Через два дня всё стойбище было обнесено высокой изгородью из брёвен и камней. Внутри ограждения, почти на самом его верху были построены наблюдательные вышки. Люди готовили луки, стрелы, мечи. В прок заготавливали воду и пищу.

       На утро третьего дня с юга на стойбище стала надвигаться огромное облако пыли. К концу дня воины трёх племён злых ханов окружили укрепление хана Амыра несколькими рядами. К ночи вокруг стойбища горели тысячи костров.

       Ночь прошла спокойно. Изредка тишину нарушали ржание лошадей и неистовый лай собак в стойбище. Люди Амыра готовились к обороне.

       Наступило тревожное утро следующего дня. К воротам высокого забора на конях подъехали три хана.

       Разговор начал хан Ханша: « Ну, что справедливый и добрый хан Амыр?! Пришла твоя пора платить за свою справедливость. Ты разорвал нашу дружбу, и потому сегодня настал час расплаты. Добровольно сдашься нам

или сжечь твоё убежище вместе с твоими людьми, женами и детьми?».

       Хан Амыр спокойно ответил: – Я и мои соплеменники решили драться, даже если мы погибнем. Жадность, неуёмная алчность и злость привели вас к войне со мной и моими людьми. Неумение править своими племенами вызывает у вас ко мне зависть и теперь решили покончить со мной. Что ж, мы принимаем ваш вызов. 

       Хан Ханша поднял руку, и последние слова хана заглушил свист летящих с обеих сторон стрел. Из-за летящих стрел не было видно неба.

       Появились раненные и убитые с обеих сторон. Нападающие хотели

поджечь стены, но брёвна были обработаны специальным раствором и не загорались.

       Наконец злые ханы Ханша, Телец и Чикетаман собрали военный совет и

решили не подходить к стенам крепости на полёт стрелы, беречь людей, взять хана Амыра и его людей измором.

        Задумали отвести русло речки в другое направление. Лишить их самого

главного – воды.

        Три дня и три ночи воины злых ханов копали канаву, которая обходила укрепление осаждённого племени и вода прекратила туда поступать.

          Долго длилась осада. Стояла неумолимая жара. Были съедены все припасы еды и выпита вся припасённая вода.

          Воины Амыра ночью делали вылазки в горы, чтобы добыть хоть какую-то еду и воду.

          Каждый раз после такой вылазки, охотников вызвавшихся добыть пищу и воду брали в плен, привязывали к столбам, выставляя на всеобщее обозрение. Им не давали ни еды, ни воды, и они через некоторое время умирали.                    

         Вскоре в укреплении хана Амыра начался большой мор. Воины, женщины и дети медленно умирали. 

         Чтобы спасти от голодной смерти оставшихся в живых женщин и детей хан отдал им всё, что ему было дорого, приказал зарезать даже своего любимого коня Туу. Но и этого мяса хватило не надолго.

         Однажды хан вышел из шатра и пошёл посмотреть, что же осталось от его племени. Он обходил жилище за жилищем и не находил никого в живых. Кругом были одни трупы. Нашёл он чудом оставшихся в живых двух детей: мальчика и девочку, лет восьми и семи.

        Он взял их на руки и принёс к себе в шатёр. Девочку звали Кош, а мальчика Агач. Последние силы покидали детей.                                                      

        Наступил день когда воины осаждающих сломали ворота и ворвались в крепость.

        Воины злых ханов ворвались в юрту, где находились хан и двое детей,  схватили их и связали.

         К шатру хана Амыра подъехали ханы Ханша, Телец и Чикетаман.

-Вот и кончилась, хан Амыр, твоя власть и заодно твоя справедливость и твоё добро. Настало время наказать тебя,- заговорил Ханша.

        Он обратился к одному из своих воинов и велел заковать хана в цепи, а  Амыру велел взять мальчика и девочку на свои плечи.

         Хану ничего не оставалось делать, он взял девочку Кош и мальчика Агач на руки и посадил на свои плечи. Он знал, что не сделай он этого, детей тут же убьют.

         Их повели к высокой горе. Идти обессиленному хану было трудно, но

он шёл и шёл.

         Хана Амыра с детьми привели на высокую гору и приковали к вершине

скалы цепями. Дети крепко обняли ручонками шею Амыра. Ноги и руки хана были скованы цепями, и он ничего поделать не мог. Палачи спустились к подножию горы, где горели костры, где варили туши бунов

(сибирских козерогов), где готовился победный пир над ненавистным Амыром и его уничтоженным теперь народом.

         Ликовали и восхваляли друг друга злые ханы. Они видели, какие страдания переживает хан Амыр и маленькие дети.

         По давним обычаям считалось, что победить можно только после того,

как одержавший победу скажет над своим врагом последнюю речь.

         Прикованный к скале хан Амыр ожидал эту речь от самого злого хана на Алтае, что доброты на Алтае больше нет и впредь не будет.

          Медленно близилась полночь. Тьма закрыла от глаз Амыра его врагов. Сильно хотелось пить, жажда отнимала последние силы.

          Вдруг, они услышали шелест крыльев птицы и тут же увидели сокола Коо, который залетел на скалу и сел на голову своего хозяина.

         С  крыльев, туловища птицы стекала вода. Вода медленно потекла по лицу хана, и он стал слизывать её губами.

         Амыр подсказал детям, чтобы они тоже слизывали живительную влагу с перьев птицы. И дети засохшими губами стали жадно слизывать спасительную воду с перьев Коо. Коо вновь и вновь улетал вниз в долину к реке и возвращался обратно мокрым.

        Сокол знал что он спасает умирающих пленников, доставляя им воду.

        Амыр обратил внимание, как ярко стали светить звёзды! Такой 

яркости звёзд он никогда ещё не видел!

        Наконец враги вовсе растворились в темноте. Лишь огни костров изредка высвечивал их бегающие силуэты, напоминающие собой пляску злых духов.

        Вот в полночь самый злобный хан Алтая Чикетаман начал речь победителя.

-Воины мои! Слушайте и смотрите! Когда последняя звезда на небе погаснет, то навсегда исчезнет и справедливость с добротой….

        Хану не дал договорить нарастающий откуда-то неясный шум и далёкий рокот, будто небывалые силы ворочали где-то большие камни.

        Злой хан и его воины стали оглядываться вокруг, не понимая, что же происходит.

         Вокруг стало творится что-то неописуемое и страшное.

         Яркие вспышки молний осветили всё небо. Грянул такой сильный гром, что всё на земле перемешалось: рёв скота, крики испуганных людей, шум падающих камней.

         Успокоилось всё вокруг, когда наступил рассвет.

         Когда первые лучи солнца коснулись земли, хан Амыр вдруг увидел, что внизу видны сотни, тысячи трупов врагов, а сам он с детьми на плечах стоит на вершине высокой горы, а его ноги окутали белые облака.

         Внизу виднелось похороненное зло!

         Никогда и ничего подобного в своей жизни хан Амыр не видел. Он с детьми на плечах был на волоске от гибели, и вот….. 

         Ноги Амыра едва-едва помещались на вершине скалы. На плечах хана сидели дети, которые, крепко прижавшись к нему, обхватили своими ручонками его шею с двух сторон.

         Хан Амыр был в полной растерянности и не знал, как ему поступить, что делать, как спасти детей и спастись самому. И тут ему в голову пришла мысль.

        Он решается ногами стачивать вершину горы. Хан Амыр крепче

прижимает к себе детей и ногами стал осторожно сбивать скалу. Мелкий щебень стал падать со скалы вниз.

        Щебень стал падать вниз, его стал подхватывать ветер и он стал перемешиваться со слезами Кош и Агача. В полёте смесь из слёз и щебня застывала и к подножию горы уже падала каменным валиком.

        Эти валики словно по волшебству укладывались один на один и стали образовывать каменные ступеньки.

        Ступеньки постепенно ложились всё выше и выше, и вскоре достигли вершины горы, образовав собой каменную лестницу.

Совершая эту трудную работу, хан Амыр как заклинание повторял

         детям о справедливости и всемогущей любви Бога Алтая.

         Кош и Агач усвоили золотое правило жизни: никого и ничего не бояться, быть сильными духом, всегда добиваться намеченной цели, относиться к людям с душевной заботой, быть всегда справедливыми и честными. Хан просил запомнить их, что зло никогда не победит добро, если поверят в силу Бога.

        С каждой минутой силы покидали хана, и когда последняя ступенька коснулась его ног, он умел поставить на эту ступеньку Кош и Агач.

        Это стоило ему жизни. Он обессилел и сорвался с вершины горы в долину. 

        Кош и Агач, преодолевая страх, стали спускаться вниз к подножию скалы, на которой только что стояли вместе с их спасителем.

        Дети решили его похоронить тело хана и соорудить спасителю каменный склеп.

         Когда был уложен последний камень, на него сел сокол Коо и со стоном клёкотал.

         Детям идти было некуда. Они решили жить прямо в долине, у той самой речушки, которая когда-то протекала мимо их стойбища. Натаскали камней и соорудили себе маленькое жилище. Коо был рядом с ними.

         Птица помогала Кош и Агачу ловить мелких зверюшек. В реке дети ловили рыбу, тем и питались. Иногда они взбирались по каменным ступенькам и подолгу смотрели в даль в надежде на то, что там появится кто-либо из взрослых.

         Со временем вода и ветер ступеньки источили, и они рухнули к подножью горы длинной каменной лестницей.

         Прошло много времени. Девочка Кош и мальчик Агач выросли и стали

мужем и женой.

         Со временем около их жилища стали останавливаться кочевники. А спустя некоторое время образовалось большое стойбище.

         Кочевники выбрали вождя, им  стал храбрый, справедливый и добрый воин Агач. Правил он своими людьми так же, как управлял своим  племенем хан Амыр.

         Потом настало время, чтобы дать бой злу. Агач собрал своих воинов

и выехал  на поиски ханов Чикетамана, Тельца и Канши. Не нашли их тела дети после камнепада. Словно растворились злые ханы.

         Долго скакали воины Агача по лугам, лесам, перевалили через несколько гор. Заодно, Агач высматривал для племени хорошие пастбища.

         Однажды они увидели одинокий шатёр, стоящий у невысокой горы, на берегу маленькой речушки.

         Около шатра паслись несколько коз, у костра суетилась старая женщина. Готовила еду.

          Агач, подскакав к ней на коне, спросил: « Не знаешь ли ты женщина,

где находятся люди племён ханов Тельца, Канши и Чикетамана и сами ханы? Как нам найти к ним дорогу?»

-Как же не знать!- ответила женщина. Конечно знаю. А дорогу к ним искать

и не надо.

 -Людей у этих ханов давно уже нет, как и славы и богатства их. Подданные разбрелись кто куда. Большинство людей покинули их, откочевав к Агачу. Слава о его доброте и справедливости облетела всю округу. А сами ханы живут здесь, в шатре, и я им прислуживаю. Куда девать дряхлых, никому не нужных старцев. Вон там они за тем большим камнем. Какой год спорят со своим другом злым духом Алмысом. Укоряют его в том, что он когда –то не помог им победить доброго хана Амыра и добро на земле Алтая.                                                  

         Агач направил коня за указанный старухой камень и действительно увидел трёх старцев, которые сидели на лугу кружком и махали руками кому-то невидимому. При этом они крепко ругались.

          Молодой вождь не видел как злой  и невидимый для глаза дух Алмыс со словами: « Увы! Мне пора удалиться. И что это я с вами без толку столько лет воду в ступе толку. Кто виноват? Кто виноват? Да вы сами и виноваты! Прощайте»- И он улетел по своим злым делам, оставив старцев сидеть на голой земле.

         Увидев Агача, старцы прекратили спор и от удивления онемели. Они признали в парне того самого мальчика, который сидел у хана Амыра на плечах.

         Злые ханы опустили свои головы в ожидании того, что они скоро их потеряют за свои злодеяния.

         Посмотрел-посмотрел на дряхлых старцев Агач, повернул своего коня и поехал к своим воинам. Подъехав к своим соплеменниками, вождь сказал: « Не с кем нам драться. Зло устарело, и оно немощно, вскоре совсем оно умрёт.

Злой же дух Алмыс трусливо исчез. Долго этот мерзавец будет искушать людей, толкая их на подлость и злодеяния. Но ему никогда не победить добро». 

         Прошло много времени. Именами спасшихся когда-то девочки и мальчика назвали поселение Кош-Агач, а само урочище, где разбился хан, в память о хане назвали Амыр -Туу.

         Старый пастух Урсул прервал своё сказание, провёл рукой несколько раз по струнам комыса и замолчал. Затем достал свою трубку, вырезанную руками умелого мастера из куска старого кедра, набил её табаком. Взяв из костра маленькую горящую веточку, разжёг табак и стал её  раскуривать. Затянулся, выпустил тонкой струйкой изо рта дым и хитрым взглядом

оглядел сидящих у костра соплеменников. Все молчали.        

          Что же стало с соколом хана Амыра?- спросил один юноша.

-Сокол долго служил Агачу, но перед смертью улетел от него. Люди говорят, что видели его сидящим на каменном кургане, где похоронили хана.

Он остался с ним навсегда. 

-Я тоже буду сильным, храбрым, справедливым и добрым воином,- вдруг, звонким голосом, произнёс маленький мальчик по имени Адучи.

-Обязательно будешь, Адучи,- с улыбкой произнёс пастух Урсул и потрепал мальчика по его взъерошенным на голове волосам рукой. – Обязательно будешь!

        А каменная лестница, до сих-пор лежит у подножия горы в урочище Кош-Агач, напоминая людям о давних-давних событиях.    

                                                                                                                                                                             

Rating: 5.0/5. From 1 vote.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *